Закон о языке: политика или государственная необходимость?