Сергей Кивалов — о заседании Венецианской комиссии