Человеческое безразличие

Страшная находка. Труп мужчины, полгода пролежал в квартире в центре Одессы. Ни соседи, ни близкие сорока шестилетнего Алексея просто не обратили внимания на его отсутствие. Когда в маленьком дворе появился непереносимый запах, вызвали милицию. Та приехала, но взламывать честное жилье отказалась. Тело несчастного осталось в квартире еще на пять месяцев.
В этом маленьком дворе на улице Асташкина соседи знают друг друга по многу лет. По праздникам все собираются за общим столом. Однако, на исчезновение сорока шестилетнего Алексея внимания не обратили. Последний раз его видели в самом начале весны. Говорят: человек был малообщительный, иногда пропадал на несколько месяцев. Плохое заподозрили уже в апреле, когда в ближайших квартирах почувствовали неприятный запах.

Юлия, соседка умершего:
«Все закрито было , все было замуровано, никаких ни форточек, ничего. Почувствовала только одна соседка со второго этажа. И вот те соседи, но они не понимали, что это за запах.»

Евагения, соседка умершего:
«Милиция приехала, вскрыла крайню дверь, которая легко откры30вается. Запах какой-то есть, но мы не имеем права туда заходить.»

Информацию обещали передать участковому. Совместная комиссия из правоохранителей и коммунальщиков могла бы вскрыть квартиру. Но в следующий раз милицию тут увидели только через 5 месяцев. В самом конце
лета. Соседи случайно встретили дочь Алексея, она и открыла квартиру. То, что увидели внутри – шокировало даже сотрудников ритуальных услуг.

Евагения, соседка умершего:
« Потому что, на нем сидело штук 8 крыс, ну, это – было ужасно.»
Алексея похоронили, но дезинфекцию в квартире так и не провели. Теперь перед соседями проблема, на которую уже никак не закроешь глаза. В доме огромное количество грызунов. Они, говорит бывший санитарный инспектор Лилия Николаевна, разносят по двору трупный яд.
Лилия Николаева, соседка умершего:
« Нужно было Санэпидемстанции вывзвать Профдизенфекцию. Все это обработать. После того, как все это было объявлено, приехала милиция, вывезли этот труп, должны были приехать компетентные органы и все обработать.»

Но договора с СЭС у эксплуатационной конторы нет. Единственное, на что согласились коммунальщики, и то в виде одолжения: потравить грызунов в подвалах. А квартира – дело частных собственников. Дочка умершего делать этого не планирует до тех пор, пока не вступит в наследство.

Денис Диало, представитель дочери умершего:
« Когда будет хозяин квартиры, тогда будет и санэпидемстанция, и оплачиваться долги. Вы – не хозяйка, я – не хозяин и она тоже не хозяйка.»

Тем временем, двери в страшную квартиру открыты настежь. Во дворе живет больше 10 детей. Но гулять их теперь не выпускают.
Анна Зинкевич, Игорь Петров, телекомпания Репортер