Сергей Кивалов прокомментировал выводы Венецианской комиссии о «языковом законе»